Когда-то, в самом начале нашей музейной деятельности, пришла к нам невысокая, пожилая, все еще красивая женщина. Принесла нам материалы о своем муже – Константине Ивановиче Бутенко, директоре Енакиевского, затем Кузнецкого металлургических заводов, назначенном в январе 1938 г. заместителем Наркома тяжелой промышленности. Тогда-то и переехали в Москву, в квартиру 7-го подъезда Дома. А в мае Константин Иванович был арестован, в июле 1938-го – расстрелян. Софью Александровну с племянницей переселили в одну комнату другой квартиры того же подъезда. Девочка из окна видела, как грузили на машину их вещи. Потом выселили и из Дома, без предоставления жилплощади. Племянница уехала к матери на Украину.
Софья Александровна не работала до ареста мужа, хотя и занималась общественной работой на Кузнецком комбинате. Такие жены-общественницы собрались в 1936 г. в Москве на 1 Всесоюзное совещание жен ИТР тяжелой промышленности. Осталась фотография — Софья Александровна в Президиуме, рядом со Сталиным.
А теперь нужно было где-то жить, работать. В Москве не смогла устроиться, уехала из города. Удалось снять угол в подмосковной избе и устроиться на работу почтальоном.
Прошли годы. По ходатайству Софьи Александровны 14 декабря 1954 г. Константин Иванович Бутенко был посмертно реабилитирован и восстановлен в партии. Ее со временем разыскали друзья мужа и помогли перебраться в Москву, а потом и получить однокомнатную квартиру.
Она приглашала нас к себе в гости, на Алексеевскую. Радушно встречала, красивая, нарядная, угощала своими пирогами, рассказывала о муже, об Украине, Сибири, о приеме в Кремле и пошитом для этого приема у Ламановой – знаменитой московской портнихи — платье. А вот о себе – почти ничего … И мы не успели расспросить больше. И след племянницы потерялся.
Софью Александровну похоронили в ноябре 1999 года.
Сотрудник музея Т. Шмидт