Игорь Александрович Моисеев родился в Киеве 21 января 1906 года. Его отец Александр Михайлович принадлежал к обедневшему дворянскому роду, но родители сумели дать ему хорошее образование – он окончил философский факультет в Гейдельберге, был юристом. Свою будущую жену – Анну Александровну Грэн, полуфранцуженку, полурумынку, модистку по профессии, — он встретил в Париже. Вскоре после знакомства они уехали в Россию: у А.М.Моисеева была адвокатская практика в Киеве. Он придерживался принципа, что всякая власть есть насилие. Поэтому и в правоведении у него возникали конфликтные ситуации. Из-за своих крамольных высказываний долгое время просидел под следствием, в тюрьму он попал вскоре после рождения сына. Мать увезла Игоря в Париж и оставила в пансионе, а сама вернулась в Россию хлопотать за мужа.
Как рассказывает Игорь Александрович в своей книге «Я вспоминаю…», жизнь для него в пансионе была трудной – он был моложе других, ребята его обижали. Мучения окончились, когда отпустили из тюрьмы отца – он сумел грамотно себя защитить. Мать тут же приехала в Париж, забрала Игоря, и они вернулись в Россию. Из-за дороговизны жизни в Киеве семья переехала в Полтаву, где жили сестры отца — учительницы. Тетки учили Игоря русскому языку – он говорил только по-французски. Разъезжая с ними по уезду, Игорь повидал много красивых мест. Мальчика заворожили природа, народные танцы и фольклор – первые впечатления от народного искусства.
Боясь повторного ареста, А.М.Моисеев хотел как можно скорее уехать во Францию, но началась первая мировая война. В Полтаве не было никаких перспектив ни для работы отца, ни для учебы Игоря. Семья перебирается в Москву. Революцию отец встретил с большим энтузиазмом. Но жизнь не заладилась. Не хватало денег. Отец занялся преподаванием языков (он блестяще знал французский и английский), карьеру юриста пришлось оставить. Кончилась и учеба Игоря – гимназии были распущены. Мальчик целыми днями слонялся по двору.
У Игоря были способности к рисованию и музыке, в детстве он обладал неплохим голосом. По совету отца мальчик поступает в балетную студию рядом с домом. За учебу платят в месяц 10 рублей и 2 полена дров. Через несколько месяцев занятий руководительница студии отвела Игоря в школу Большого театра. Нужно было выдержать экзамен, было много претендентов. В итоге в школу зачислили только троих, среди них – Игоря Моисеева и Асафа Мессерера, очень помогшего Игорю во время экзаменов.
Выпускники школы Большого театра автоматически попадали в кордебалет на самую низшую ставку. Но и эти деньги были подспорьем в семье Моисеевых. В этот год – 1924-й — в театр пришел Касьян Голейзовский. Он готовил к постановке «Легенду об Иосифе Прекрасном» на музыку С.Василенко. Голейзовский назначил Игоря исполнителем главной роли. Из-за конфликтов в театре Моисеев и еще несколько молодых артистов были уволены, не прослужив и года. Вскоре благодаря вмешательству Наркома просвещения А.В.Луначарского Моисеев был восстановлен, хотя на первых порах и без ролей. Но девятнадцатилетний Игорь занимался в классе, читал книги по искусству, посещал «четверги» Луначарского (по приглашению последнего), на которые собиралась художественная интеллигенция Москвы. Здесь он встретил Всеволода Мейерхольда, Александра Таирова, Владимира Маяковского, Иосифа Уткина, Анри Барбюса. Познакомился с директором Исторического музея и стал пользоваться музейной библиотекой. Затем поступил в университет при Большом театре, в котором для творческого состава театра преподавали крупнейшие ученые. Опала в театре закончилась, когда оставшаяся без партнера прима-балерина Большого Екатерина Гельцер выбрала своим новым партнером Игоря Моисеева. Он участвовал в ее гастрольных поездках по Союзу.
В середине 20-х гг. в Москве работало много частных балетных школ. В некоторых их них Игорь Моисеев преподавал. В 1926 г. ему предложил сотрудничество Рубен Симонов. С успехом проходили спектакли, в которых Моисеев был постановщиком наряду с Симоновым.
В 1927 г. в Большом театре поставили балет «Красный мак» на музыку Глиэра. Успех был огромный, и решено было продолжить советскую тему в балете. Был написан сценарий «Футболист». Работа шла тяжело. Художественный совет трижды не принимал балета. Моисееву предложили переделать сцену футбола в первом акте. Началась и совместная работа с композитором В.А.Оранским. Балет был поставлен в 1930 г. и продержался в афише 2 года. После этого Моисеев в 24 года был назначен балетмейстером Большого театра. Но вскоре сменилось руководство театра, и Игорь Александрович работал только как артист.
В 1930г. директор театра Е.К.Малиновская послала Игоря Моисеева в Таджикистан – в недавно образовавшейся республике был организован фольклорный фестиваль, для участия в работе жюри пригласили артистов Большого театра. Эта поездка, путешествия по республике оставили глубокий след в жизни Игоря Александровича.
По совету дирижера Ю.Файера Малиновская согласилась на то, чтобы Моисеев поставил танцы в опере «Кармен». Спектакль понравился Енукидзе, и вскоре Моисееву предложили поставить балет «Саламбо» А.Ф.Арендса по сюжету Флобера. В распоряжении постановщика было всего полтора месяца – премьерой балета хотели завершить театральный сезон. Моисеев репетировал с утра до ночи, вызывая артистов по группам, а ночью готовился к следующей репетиции. Сам он танцевал главную партию. Балет в 1932 г. был хорошо принят, но, к сожалению, шел недолго, т.к. декорации, сделанные художником П.Соколовым на клеенке, вскоре вышли из строя и не были восстановлены.
Но Малиновская уже была благосклонна к Моисееву. Он начинает работу над спектаклем «Три толстяка» (автор – Ю.Олеша, музыка В.Оранского), делает сценарий. В это время в Большой театр из Ленинграда переходит прекрасная танцовщица Мария Семенова, ее муж В.Семенов становится заведующим балетной школы театра. Он предлагает Моисееву делать балет в школе. Спектакль, сделанный в школе, в 1935 г. пошел под маркой театра, имел большой успех и продержался несколько сезонов.
В 1937 г., после того, как в Большом театре, вслед за ленинградским Малым оперным театром, поставили оперу Шостаковича «Леди Макбет» и балет «Светлый ручей» на его же музыку, которые вызвали резко негативную реакцию Политбюро во главе со Сталиным, после разносных статей Жданова в «Правде», — «поправлять дело» в Большом был вызван из Ленинграда дирижер С.Самосуд. Моисеев был не в чести у нового начальства. И по совету П.М.Керженцева, возглавлявшего Комитет по делам искусств, он пишет Молотову и предлагает создать ансамбль народного танца. Резолюция Молотова: «Предложение хорошее. Поручить автору его реализовать».
Незадолго до создания ансамбля Моисеева, в 1936 г. ему было предложено поставить 15–минутное выступление спортсменов Малаховского спортивного техникума для физкультурного парада на Красной площади. Выступление имело колоссальный успех, техникум даже наградили, а для Моисеева этот успех вылился в многолетнюю работу на физкультурном поприще. В 1937 г. Игорь Александрович подготовил выступление белоруссов на параде – «Граница на замке». В 1938 г. секретарь ВЛКСМ А.Косарев передал Моисееву пожелание Сталина подготовить выступление Института физкультуры его имени. Номер назывался «Если завтра война». Институт занял столь желанное Сталиным первое место.
Между тем шла работа с созданным 10 февраля 1937 г. Ансамблем народного танца СССР, ставшим главным делом жизни Игоря Александровича. Первые гастроли прошли в Кисловодске. Оттуда Моисеев был срочно вызван и назначен – без обсуждения или его согласия — «начальником парада общества «Динамо». Общество «Динамо» опекалось НКВД, ранее одобренный план выступления был принят при Ежове, теперь его забраковал Берия.
А ансамбль быстро получил признание и на протяжении всех последующих лет не знал провалов. С 1938 года ансамбль не пропустил ни одного выступления в Кремле. Незадолго до войны моисеевцы въехали в предоставленное им помещение концертного зала им. Чайковского.
В 1939 г. Игорь Александрович уходит из Большого театра. В 1940 г. он был назначен балетмейстером Бурятской декады в Москве. Около 3 месяцев ансамбль Моисеева провел в Улан-Удэ.
Когда началась война, просились выступать на фронте, но ансамблю отказали: армия отступала, решили, что не до концертов, ансамбль отправили на Урал. В дальнейшем в военные годы многочисленные были гастроли по Сибири, Забайкалью, Дальнему Востоку, Монголии. На заработанные деньги был построен танк «ГАНТ СССР» (Государственный ансамбль народного танца СССР). В 1943г. вернулись в Москву. Тогда же при ансамбле была открыта школа народного танца. Больше Моисеев не чувствовал трудностей с исполнителями. И каждый новый выпуск школы оказывался качественно сильнее предыдущего.
Артисты ансамбля были первыми представителями советского искусства за рубежом. С ансамблем и самостоятельно Игорь Александрович побывал в более чем в 60 странах мира. Во многих – более 10 раз. 8 месяцев в году ансамбль проводил на гастролях и большей частью – за рубежом. Не просты были выступления в странах Восточной Европы сразу после войны, особенно в Польше. Но моисеевцы покоряли своим искусством зрителей. «Нас всю жизнь использовали в пропагандистских целях, — говорит в своей книге Моисеев. – Но благодаря этому мы увидели мир раньше многих». В феврале 1945г. ансамбль выступал в Финляндии. После войны – в Румынии, Болгарии, Чехословакии, Австрии, Венгрии, Югославии, Польше. На заключительном концерте в Белграде присутствовал маршал Тито, после концерта артистов пригласили к нему во дворец. На прощанье он сказал: «Мне жаль с вами расставаться. Завтра вы уезжаете, но вы остаетесь в моем сердце».
Многие годы И.А.Моисеев оказывался председателем жюри и режиссером фестивалей молодежи, а ансамбль постоянно выступал в фестивальных программах: в 1947 г. в Праге, в 1949 г. в Будапеште, в 1951 г. в Берлине. В 1954 г. ансамбль впервые попал в Китай, участвовал в концертной программе на Всекитайской выставке в Пекине. Потом еще 2 месяца гастролировал по стране. В 1955 г. впервые попали в Париж. Об ансамбле писали все лучшие журналы. После украинских танцев – в Париже возникла мода на красные сапожки, после «Партизан» — француженки стали носить барашковые шапки.
В 1956 г. Моисеев с ансамблем побывал в Англии. Вскоре Игорь Александрович поехал в Ливан для участия в организации фестиваля. Затем побывал в Италии, долго изучал Колизей – в это время он готовился к постановке балета А.Хачатуряна «Спартак» в Большом театре. В 1958 г. – Америка, трехмесячные гастроли ансамбля… В индийских поездках Игорь Александрович познакомился со Святославом Рерихом, бывал в его доме в Бангалоре.
Художественному руководителю Государственного академического ансамбля народного танца, народному артисту СССР, РСФСР и многих других советских республик, Герою Социалистического труда, Лауреату Ленинской (1967) и Государственных премий СССР (1942, 1947, 1952, 1985) и РФ (1995) Игорю Александровичу Моисееву, награжденному 3 орденами Ленина, 2 орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов, Октябрьской революции, «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством» 1,2 и 3 степени и многими иностранными орденами и медалями, — в январе 1907 года исполнился 101 год.
В 1996 году девяностолетний И.А.Моисеев подарил музею свою книгу с надписью: «На добрую память музею дома на набережной, в котором живем уже 22 года». Игорь Александрович прожил в Доме 34 года. Он скончался 2 ноября 2007 года.